Яндекс.Метрика https://www.stroyekspert.com . info@stroyekspert.com Яндекс.Метрика https://stroyekspert.com/sitemap.xml. google-сайт-верификация: googleb2a34b65cb5d3830.HTML
 
  • ООО "СТРОЙЭКСПЕРТ"

Максим Назаренко, Ассоциация ИЖС: «Рынок деревянного домостроения ждет череда банкротств»


Глава Ассоциации ИЖС Максим Назаренко ©

Рост цен на строительные материалы и, как следствие, на объекты строительства продолжается. По подсчетам экспертов, деревянные дома с 2020 года подорожали в два раза. Что влияет на ценообразование в этой сфере и как будет меняться рынок деревянного домостроения в ближайшие полгода-год, порталу Ради Дома PRO рассказал глава Ассоциации индивидуального жилищного строительства (ИЖС) Максим Назаренко.




— Насколько выросли цены на деревянные домокомплекты? —За прошедшие два квартала 2021 года деревянное домостроение перешло из сегмента «эконом» в сегмент «средний плюс». В Екатеринбурге средняя стоимость деревянного дома в сделках была, условно говоря, 32 тыс. руб. за кв. м «под ключ» (со всеми инженерными сетями, скважиной и септиком). А на текущий момент эта стоимость составляет 47-49 тыс. руб. На цену влияет не только стоимость леса, но и утеплителя, которые подорожали, ориентированно-стружечной плиты (ОСП) и т. п. — То есть, деревянные дома — уже дома для богатых? Я более восьми лет занимаюсь лесозаготовкой, производством и строительством деревянных домов, и как руководитель лично сопровождаю весь цикл от лесозаготовки до продажи. Поэтому могу оценить ситуацию «изнутри». Для сравнения: в прошлом году или в январе текущего я мог позволить себе продавать каменные дома за 39 тыс. руб. за кв. м, а сейчас цена 45-47 тыс. руб. Это значит, что деревянный дом на Урале стал дороже каменного! Но дома из дерева потом надо еще и «дорабатывать», шлифовать. И это тоже немаленькие деньги (хотя и отложенные затраты, которые можно растянуть во времени). В итоге деревянный дом обойдется еще дороже: в 55 тыс. рублей за кв. м. — А чем вызван такой рост цен на рынке древесины и к чему это приведет? —Этой зимой на Урале было очень сложно с вывозкой леса. В январе-марте мы физически не смогли вывезти нужные объемы из-за серьезных морозов. Дефицит возник уже в ноябре-декабре, в итоге лес серьезно подорожал. Особо оптимистичных прогнозов у меня нет: среди тех участников рынка, кто не имеет своей лесозаготовки, но при этом набрал заказов, ждем больших банкротств. Похожая ситуация была в 2017 году. Лес на Урале подорожал на 40%, и рынок «схлопнулся» сразу на 50%, его покинули до 20 подрядчиков сразу. Думаю, текущая ситуация спровоцирует кризис следующей весной. И стоимость деревянного дома будет расти намного быстрее, чем каменного. — Влияет ли на ценообразование в деревянном домостроении мировой рынок и курсовая разница рубля и доллара? — Влияет не мировой рынок, а ситуация в СНГ. Застройщики Московской области и Санкт-Петербурга работают с Кировом и с Архангельском, не имея своих лесозаготовок. Урал и Сибирь ориентированы только на СНГ и Китай. Мы вынуждены много конкурировать с внешним рынком: с Казахстаном и Киргизстаном. Вывозка леса туда, пускай даже в виде сухой доски и с дополнительными субсидиями, выгоднее в два раза. Потому что курсовая разница рубля и доллара в их валюте стразу же дает почти 100-процентную прибыль. — Как бы Вы оценили введение таможенных пошлин на экспорт необработанного леса? — Эффективность этих мер я пока оценить не могу. Только в марте-мае следующего года будет понятно, действительно ли это помогло защитить рынок. Но, что важно, мы видим стабилизацию цен по многим позициям за последние полторы недели. Например, остановилась в росте стоимость ОСП. Доска «зафиналилась» на цифре в 16,5 тыс. руб. за куб по Екатеринбургу (но она еще у нас в небольшом дефиците). — Какие еще меры регулирования помогут защитить отрасль? — Госрегулирование без «тонкой настройки» неэффективно. Нас надо не «душить» налогами, а создать ведомство, которое вступит в коммуникацию с лесопромышленниками и решит, каким способом защитить внутренний рынок. В том числе оценит статистику реальных производственных мощностей на текущий момент. Из конкретных мер необходимо определить размер квоты на вывозку продукции на экспорт (например, не более 50%). Это поможет сохранить баланс внутреннего и внешнего рынков. Важно понимать: не все пилорамы имеют возможность работать на экспорт. Небольшим предприятиям это в принципе не надо — они работают сугубо на внутренний рынок, в том числе в ИЖС. — Как изменится рынок ИЖС в ближайшие полгода? — Будет расти, люди хотят жить за городом. Этот тренд очень жесткий и системный. По моим прогнозам, он продлится минимум пятилетку. Кстати, мы просили правительство распространить механизм инфраструктурных облигаций на строительство детских садов и школ за городом. Это уже принято, и сейчас, например, в Тульской области начинают под это дело выделять деньги. Поэтому больше не будет такой проблемы, как 2005 году, когда мамочки вынуждены были постоянно возить детей. — А какие перспективы у деревянного домостроения? — Думаю, рост цен на рынке лесопромышленных материалов не остановится ближайшие два года. Не исключено, что уже в конце текущего года деревянные дома станут совсем неликвидны. — Тогда куда сместится спрос? — Похоже, рынок уйдет в сферу каменного домостроения. В декабре 2020 года — январе 2021-го в числе реализованных лотов моей компании было 50% деревянных домов и 50% каменных. Но теперь продажи домов из дерева резко «схлопнулись». Для сравнения: в прошлые годы мы могли строить за год до 20-25 деревянных индивидуальных домов. А сейчас продали два с убытком в 500 тыс. руб. с каждого. В Москве есть компании с миллиардными оборотами, которые производят и продают деревянные дома. И я считаю, что они сейчас находятся в очень большой зоне риска. Во-первых, инвестиции в них будут иметь долгий срок окупаемости. И во-вторых, точно будет сокращение спроса.

3 просмотра0 комментариев